главная :: новости :: история космонавтики :: астрономия
поиск по сайту
.
история
космонавтики

Первый Советский космонавт
Космонавты побывавшие в космосе
Астрономия Древней Греции
Космодром Байканур
Начало космической эры
Космическая техника СССР
Федерация Космонавтики - "Cтраницы история"

ХРОНИКА ОСВОЕНИЯ КОСМОСА
1920 1930 1940 1950
1960 1970 1980 1990
2000      
АСТРОНОМИЯ
ВСЕЛЕННАЯ
  Возникновение Вселенной
Познание Вселенной - цель разумной деятельности человека.
Большой взрыв. Рождение вселенной.
Звезды - далекие солнца.
«Биографии» звезд
Катастрофы Вселенной. Взрывающиеся звезды
Нужна ли генеральная уборка Вселенной?
СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА
  СОЛНЦЕ
Меркурий (58 млн.км)
Венера (108 млн.км)
Земля (150 млн.км)
Марс (228 млн.км)
Пояс астероидов (420млн.км)
Юпитер (778 млн.км)
Сатурн (1427 млн.км)
Уран (2586 млн.км)
Нептун (4498 млн.км)
Плутон (5912 млн.км)
ГАЛАКТИКИ
  Наша галактика. Млечный Путь
Гигантские звездные системы
Многообразный мир галактик.
Магеллановы Облака.
Метагалактика
статьи
связанные с космосом

Гравитация
Двойные звезды

КНИГИ
Тайны МАРСА
История заката двух миров
ТАЙНЫ И ЗАГАДКИ

Тайны космоса XX век. Хроника необъяснимого

   ВСЕЛЕННАЯ ЗАДАЕТ ЗАГАДКИ
 Завод звезд
 
Пропасти космоса
 ПРОИСШЕСТВИЯ В МИРЕ ЗВЕЗД
 Молекулы в космосе
 ЧТО СЛЫШНО? 
 Как «запрягают» телескопы
 Планеты у чужих солнц
 Отзовись, Вселенная!
 ПУТЕШЕСТВИЯ ТАЯТ ОПАСНОСТИ 
 На ракете или под парусом?
 Реквием по теории
 Погода в космосе
 Компьютер вместо звездолета
 СЕКРЕТЫ СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ
 Вселенские убийцы
 Астроблемы создают проблемы

 По метеоритам — пли!
 Воздушная тревога?
 Прилетали к нам волшебники?
 Клады в космосе
 ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ПЛАНЕТ
 Фантастика и математика
 Одиссея Луны
 ГДЕ ВОДА, ТАМ И ЖИЗНЬ?
 Путешествие по планетам
 Вижу жизнь на луне Юпитера!
 Большая прогулка
 МАРСИАНСКИЕ ХРОНИКИ
 Этапы большого пути
 Откуда мы родом?
 Так есть ди жизнь на Марсе?
 Одиссея продолжается...
 Можно ли там жить?
 Планета загадок
 ВОКРУГ ЗЕМЛИ
 Пресса создает шум
 Сказки о Луне
 Секс на «летающей тарелке»
 ПО СЛУХАМ И ДОСТОВЕРНО...
 Тайные катастрофы
 Первые полеты
 Так были ль американцы на Луне?
 Эпопея «Мира»
 КАТАСТРОФЫ ЗАВИСЯТ ОТ ЗВЕЗД?
 Незаконная дочь астрономии
 Еще о Ностродамусе
 Пророки за компьютерами
 Что рассказал «черный ящик»
 Когда пророчества сбываются
 СКВОЗЬ ПРИЗМУ БИБЛИИ
 Ковчег праведника, Вселенский потоп и Луна
 Корабли пророка
 Что стоит за Апокалипсисом?!
ТАЙНЫ ЛУННОЙ ГОНКИ
СССР И США: СОТРУДНИЧЕСТВО В КОСМОСЕ
   НАПЕРЕГОНКИ ИЛИ РУКА ОБ РУКУ?
 Период Дуайта Эйзенхауэра — Никиты Хрущева (конец 1950-х — 1964 г.)
 Отступление первое: Вернер фон Браун
 Отступление второе: люди в «железных масках»
 Академия наук (АН) СССР и советская научно-техническая элита
 Роль Королева
 Отступление третье: как формировался экипаж «Восхода»
 Отступление четвертое: так была ли «гонка за датами»?
 Американские ученые и спутник
 Оппозиция в США сотрудничеству с Советским Союзом
 Советский и американский спутники: некоторые тайны рождения
 Зачем Соединенным Штатам нужно было сотрудничество с СССР?
 Реакция СССР на предложение США
 Первые шаги к сотрудничеству
 Специальный (Ad Нос) комитет по использованию космического пространства в мирных целях
 Постоянный комитет по использованию космического пространства в мирных целях
 Соединенные Штаты проявляют настойчивость
 Попытка прорыва (Хрущев — Кеннеди)
 Приоритет — сотрудничеству
 Кеннеди отстаивает идею сотрудничества
 Отступление пятое: Джеймс Уэбб
 Решение о пилотируемом полете на Луну
 И вновь «всемирный» подход...
 Хрущев проявляет гибкость
 Переговоры Благонравова и Драйдена
 В поиске выхода из тупика
 Встреча в Белом доме, или для чего Кеннеди понадобился «Аполлон»?
 Прелюдия к предложению в ООН
 От Карибского кризиса — к «справедливому и настоящему миру»

 Лунная программа подвергнута критике
 Отступление шестое: конец «медового месяца» лунной программы
 СССР выходит из «лунной гонки»?
 Подготовка к выступлению в ООН
 НАСА — «за» или «против»?
 Почему ООН?
 Реакция в США на предложение Кеннеди
 Но был ли у сотрудничества шанс?
 «ЗАСТОЙ»
 Периоды Никиты Хрущева-Линдона Джонсона и Леонида Брежнева-Линдона Джонсона (середина — конец 1960-х гг.)
 Последствия доклада НАСА
 НАСА — АН СССР: надежды и разочарования
 Политические перемены на Земле и в космосе
 Соглашения в рамках ООН: свет в конце тоннеля или тупика?
 Международное сотрудничество в космосе или поиск союзников в космическом «противоборстве»?
 ОТ «ЛУННОЙ ГОНКИ» К «РУКОПОЖАТИЮ В КОСМОСЕ» (конец 1960-х — начало 1970-х гг.)
 Разрядка
 Окончание «лунной гонки»
 Отступление седьмое: почему СССР проиграл «лунную гонку»?
 Космическая программа США «теряет обороты»
 Позиция Никсона
 Космическая отрасль США: из кризиса «под руку» с СССР?
 Станция под вопросом
 СССР: сближаться или нет?
 Совпадение профессиональных интересов



ЧЕТЫРЕ КЛЮЧА К КОСМОЛОГИИ 
ПЛАН ВСЕЛЕННОЙ 
Большие структуры 
Горячая или холодная 
Ясной ночью… 
Мощь спектра мощности 
Исследования крупномасштабной структуры 
ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ВСЕЛЕННЫЕ 
Уровень 1 За нашим космическим горизонтом 
Уровень 2 Другие постинфляционные домены 
Уровень 3 Квантовое множество вселенных 
Уровень 4 Другие математические структуры 
Что говорил Оккам? 
МИФ О НАЧАЛЕ ВРЕМЕН 
Странное совпадение 
Эволюция революции 
Связывание свободных концов 
Приручение бесконечности 
Соударение мембран 
КОСМИЧЕСКАЯ СИМФОНИЯ 
Поиск начал 
Поразительное созвучие 
Еще не вечер 
ОТ ЗАМЕДЛЕНИЯ К УСКОРЕНИЮ
Битва титанов 
Охота за сверхновыми 
Наша космическая судьба 
КОСМИЧЕСКАЯ ЗАГАДКА 
Рождение постоянной 
Энергия пустоты 
Шаг назад 
Мир суперсимметрии 
Геометрия и конечная судьба Вселенной 
КТО НАРУШИЛ ЗАКОН ТЯГОТЕНИЯ 
Квинтэссенция из ничего 
Пожизненное заключение 
Физика на мембране 
Искривление мембраны 
Нарушители законов 



ПО СЛУХАМ И ДОСТОВЕРНО...

    Королеву все-таки доложили о происшествии. Тотчас последовала команда: «Вскрыть люк!» А поскольку шел уже предстартовый отсчет времени, Сергей Павлович пообещал: «За каждую сэкономленную секунду — тысячу рублей!»
    Злополучный шнур извлек все тот же Иван Хлыстов, а всего бригада из восьми человек перекрыла нормы открытия-закрытия люка на 13 минут.
    ...Снова на старте объявили получасовую готовность. И опять накладка: выявлено отклонение от нормы в системе гироприборов. Снова доклад главному. Королев со специалистами проанализировали ситуацию: отклонение от оси гироскопа было незначительным, но Сергей Павлович остался непреклонным:
    — Объявить перенос старта на два часа. Заменить весь блок, повторить все испытания.
    В общем, Быковский просидел в своем кресле около 5 часов, прежде чем ракета все-таки взлетела.
    Со спуском тоже, как и в случае с Гагариным, были осложнения. Вот какие подробности вспоминал сам В. Ф. Быковский:
    " Тормозная двигательная установка включилась без хлопка. Так, легонький толчок получился, небольшой шум. Засек время, отработал 39 секунд, доложил на Землю об окончании работы двигателя, стал ждать разделения. Секунды идут, смотрю на часы, идут вовсю. Табло «Приготовиться к катапультированию» не загорается. А ведь разделение должно идти через 20 секунд после отработки двигателя. А разделения нет. После остановки тормозной установки полетели хлопья, как снег. Во всех иллюминаторах это видно. Проходит минута, вторая, а глобус идет нормально, показывает местоположение над земной поверхностью, потому вижу: прохожу экватор, затем подхожу к Каспийскому морю. И вот тут началась болтанка. Ничего не могу понять. Я говорю на магнитофон, не успеваю говорить, так вращается корабль. Первое, что я увидел в правый иллюминатор, — лохмотья такие блестящие висели из термоплаты. Там торчат металлические детали и начинают нагреваться красным цветом. Что же делать? И в этот момент пошла раскрутка. Сначала медленно, потом стало сильно крутить. Раскрутка пошла с большой скоростью, и я не мог определить скорость вращения. Началось разогревание приборного отсека, стало мотать: невозможно было понять, как крутило меня. Уже было Каспийское море, середина его, за бортом бушевало настоящее пламя. И здесь произошел один рывок, другой — и все резко прекратилось. Загорелось табло: «Приготовиться к катапультированию». Значит, все: разделение произошло. Так прошло минут десять. Посмотрел на глобус — середина Каспийского моря. Ну, думаю, куда же я теперь сяду? Стал смотреть за кораблем. Он качался, быстро качался. Я включил киноаппарат. Снимаю, перегрузок пока не чувствую, только вращение корабля ощущаю. А потом стали постепенно увеличиваться перегрузки, медленно. Корабль стал как бы постепенно успокаиваться. Я смотрел вниз: видна вода, море видно. Вода мелькает, облака белые и суша. Наблюдаю, высоко ли до облаков. Потом вода кончилась.
    Дали знать себя перегрузки. Вижу плохо. В глазах все темнеет, чувствую, как исказилось лицо, тяжесть давит на все тело. Какое-то время давило сильно, потом начался спад перегрузок. Корабль вращался все меньше и меньше. Я стал ждать катапультирования. В правый иллюминатор видно обожженное стекло и сквозь него — землю. Смотрю и пытаюсь определить расстояние до земли и облаков. Тщетно. Значит, надо ждать. Пора катапультироваться. Я сжался покрепче, приготовился, как говорил Гагарин: «Не надо смотреть назад, когда люк отскакивает». Я не смотрю, гляжу на приборную доску. Мгновенно услышал хлопок и увидел свет на приборной доске. Тут же меня вытолкнуло из кабины. Между ног увидел свой корабль, он вниз пошел. Крутится и падает. Какие-то ленточки висят, и пошел, пошел. Сам висел на тормозном парашюте. Потом открыл основной парашют. Меня дернуло, и я зубами ударился о скафандр. Парашют открылся. Кресло левее меня падало вниз. До земли еще высоко, далеко. Степь. Леса кучками небольшими, озеро вроде — болотистое, желтого цвета. Вот, думаю, не дай бог туда сесть. Дышать тяжело: воздух горячий идет из регенерационного патрона. Я открыл шлем и вдохнул воздух, приятный степной воздух. Увидел населенный пункт. Отдышался. И пошел вниз."
    Причины раскрутки, похоже, проанализированы по-настоящему не были. Не до того было — конструкторы изо всех сил старались поспеть за выполнением очередных заданий партии и правительства. Американцы по-прежнему наступали на пятки, и правительство все время требовало от Королева: «Давай что-нибудь новенькое.»
    Многоместная эпопея. Таким «новеньким» стал переход к многоместным полетам; вместо «Востоков» полетели «Восходы». Но если вы думаете, что в конструкции кораблей что-либо радикально изменилось, то глубоко ошибаетесь. Просто в объем, предназначенный для одного кресла, конструкторы ухитрились поставить сразу три, сидеть в которых приходилось, что называется, друг у друга на головах. Причем втиснуться в эти креслица в скафандрах никак не удавалось. Поэтому пришлось пойти на огромный риск — в полет отправились люди в обычных спортивных костюмах.
    Знали ли об этом риске конструкторы? Да, знали. Но С. П. Королев снял все возражения, по воспоминаниям К. П. Феоктистова, этаким «ходом коня». Дал задание, назначил жесткие сроки и сказал: «Справитесь, полетит кто-то из вас.»
    «Да на таких условиях мы и в майках бы согласились лететь», — вспоминал Феоктистов. И полетели. Командир В. М. Комаров, врач Б. Б. Егоров и К. П. Феоктистов в роли бортинженера-исследователя.
    Смельчакам опять повезло, и «люди в майках» благополучно вернулись на Землю. А вот со следующим «Восходом-2» дела обстояли далеко не столь хорошо.
    Рекорд по численности экипажа был уже установлен, и потому в полет на сей раз отправились двое П. И. Беляев и А. А. Леонов. Они уже смогли надеть скафандры. Да и без них на сей раз никак было не обойтись, поскольку в программу полета входил выход одного из космонавтов в открытый космос. Для этого к люку «Восхода» был пристыкован складной шлюз.
    Я видел этот шлюз своими глазами. Представьте себе гармошку из серебристой многослойной пленки, которая под давлением газа может расправиться в трубу диаметром чуть больше метра и длиной метра три. С обеих сторон труба эта перекрыта дверцамилюками. Через одну космонавт должен был из кабины перейти в шлюз, через другую — выйти в открытый космос.
    Шлюз необходим для того, чтобы не выпускать весь воздух из кабины. Делать же трубу складной пришлось по конструктивным особенностям «Восхода». Диаметр обтекателя ракеты-носителя не столь велик, чтобы вывести на орбиту шлюз жесткого типа, заранее пристыкованный к кораблю.
    И это были еще далеко не все сложности. Как вспоминал сам А. А. Леонов, вышел он без особых затруднений. А вот когда пришло время возвращаться, оказалось, что войти «как учили», ногами вперед, не удается. Мягкий скафандр под действием поданного в него воздуха стал довольно жестким, а главное, раздулся, подобно мячу, и не пускал космонавта в узкий лаз люка.
    В конце концов Леонову пришлось сбросить давление в скафандре до минимального, развернуться головой вперед и передвигаться, цепляясь руками, буквально втискивая себя в узкую трубу. В кабину он ввалился, что называется, на грани фола: и воздуха в скафандре оставалось уже не так много, и сам он от усиленных физических упражнений изрядно перегрелся, был на грани теплового удара.
    Но главная опасность была даже не в этом. Сброс давления до минимума грозил кессонной болезнью. Однако бог миловал: перед выходом в открытый космос Леонов какое-то время дышал чистым кислородом, поэтому азота в крови у него было немного и при резком понижении давления он не вскипел. Угроза «кессонки» миновала.
    Но на том приключения экипажа вовсе не кончились. Когда пришло время приземляться, оказалось, что автоматика спуска не работает. Пришлось перейти на систему ручного управления. В итоге вместо привычных казахстанских степей экипаж приземлился в пермской тайге, откуда его эвакуировали целые сутки.
    В общем, командир, видно, изрядно перенервничал; вскоре у него стала развиваться язва желудка. Он до последнего скрывал ее, и, когда Павлу Ивановичу стали делать операцию, выяснилось, что резервы организма уже во многом исчерпаны... В общем, в начале 1970 года он умер.
    Кстати, это была не первая потеря отряда космонавтов от подобной болезни. В апреле 1968 года из-за язвы был вынужден уйти восьмой кандидат в космонавты Дмитрий Заикин. Он, пока был дублером, чересчур нервничал, и на очередной медкомиссии, обнаружив язву, его списали по здоровью.
    Надо сказать, что в отряде космонавтов всякий раз остро переживали потери. Ведь уже более трети состава покинули первый отряд. «Мы тяжело переживали их уход, — вспоминал Георгий Шонин. — И не только потому, что это были хорошие парни, наши друзья. На их примере мы видели, что жизнь — борьба и никаких скидок или снисхождений никому не будет.»
    Но главные потери были еще впереди.
    «Союз-1» и другие. Началась подготовка к полетам на кораблях нового поколения — «Союзах». В качестве командиров совершить полеты на них готовились космонавты Владимир Комаров, Юрий Гагарин и Валерий Быковский, а в качестве бортинженеров — еще не летавшие тогда Алексей Елисеев, Евгений Хрунов и другие.
    Владимир Комаров был утвержден командиром «Союза-1», Валерий Быковский — «Союза-2». По программе первым должен был стартовать Комаров: через сутки — Быковский, имея на борту еще Елисеева и Хрунова. После стыковки на орбите Елисеев и Хрунов должны были перейти на борт «Союза-1», выполнить ряд исследований и через неделю вернуться на Землю. Такова была программа в общих чертах. На деле же получилось совсем иначе. Причем несчастья начались еще до старта.
    В январе 1966 года неожиданно, после неудачной операции, скончался С. П. Королев. Отряд залихорадило. Внешне это, правда, было мало заметно. Главным конструктором вскоре был назначен заместитель Королева, академик В. П. Мишин; все работы продолжались по намеченной программе. Однако подспудно в воздухе ощущалась какая-то нервозность.
    Тем не менее 10 апреля 1967 года на аэродроме Байконура приземлились два самолета. На старт прибыли, согласно существующей традиции отдельными самолетами для большей безопасности, основной и дублирующий экипажи, ученые и конструкторы, члены государственной комиссии.
    В. М. Комаров стартовал 23 апреля. Почти сразу же после выхода на орбиту начались неприятности у «Союза-1» не раскрылась одна панель солнечных батарей. Государственная комиссия приняла решение: старт «Союза-2» пока отложить. Экипаж уехал в гостиницу. Затем решение изменили: решили все же «Союз-2» запустить, состыковать его с первым кораблем, выйти в открытый космос и раскрыть панель солнечной батареи вручную.
    Однако положение «Союза-1» на орбите было неустойчивым, его крутило, стыковка оказалась бы невозможна. Старт второго корабля окончательно отменили, а Комарову передали команду начинать спуск. Чем он закончился, всем известно: раскрутку остановить не удалось, и при открытии основного парашюта его купол был смят — скрученные стропы не дали ему раскрыться полностью. «Союз-1» на большой скорости врезался в нашу твердую планету.
    Ни дублеру Комарова — Гагарину, ни командиру «Союза-2» на выручку товарища отправиться не разрешили: технические возможности кораблей препятствовали этому.
    Спустя полтора года после трагедии «Союз-2» был запущен в беспилотном варианте: нужно было убедиться, что все недочеты в конструкции были устранены.
    Несчастья тем временем продолжали преследовать отряд космонавтов. 27 марта 1968 года, как уже говорилось, погиб Ю. А. Гагарин. Командиром отряда вместо него был назначен В. Ф. Быковский. Его и трех других космонавтов — А. Леонова, Н. Рукавишникова и В. Кубасова — рекомендовали для участия в новой программе «Л-1». В переводе на обыденный язык это означало, что они начали готовиться к высадке на Луну.
    Впрочем, о лунной программе, связанных с нею перипетиях и слухах мы поговорим в следующей главе. Здесь же, заканчивая разговор об околоземных делах, приоткроем еще одну страницу советской космонавтики.
    Забытый отряд. Всем известны наши покорительницы космоса Валентина Терешкова, Светлана Савицкая и Елена Кондакова. Но мало кто знает, что всего в стране к полету в космос готовились 17 женщин. И судьба многих из них вовсе не была звездной.
    История женских космических экспедиций началась в 60-х, когда Советскому Союзу нужно было «закрепить» успех Юрия Гагарина. Так первой женщиной-космонавтом в 1963 году стала Валентина Терешкова, отобранная из пяти готовившихся кандидаток по двум «основным характеристикам» — членству в комсомоле (а не в партии) и принадлежности к рабочей семье.
    Терешковой удалось показать всему миру, что возможности советских людей не знают границ. Однако специалисты, готовившие полет, остались не слишком довольны его результатами, хотя об этом не принято говорить открыто до сих пор.
    Тем не менее две женщины-дублера и еще две, остававшиеся в резерве, которым предстояло лететь вслед за Терешковой, так никогда и не полетели. Руководители отрасли решили, что все-таки космос не женское дело, и за ненадобностью отчислили их из отряда космонавтов.
    Впрочем, спустя 15 лет руководство пересмотрело свою точку зрения. После того как в 1978 году США набрали в космонавты первых женщин, СССР не мог оставить этот шаг без достойного ответа. В 1979 году сначала по секретным институтам, а потом и по открытым научным организациям вновь начались усиленные поиски кандидаток в космонавты.
    «В полуприказном порядке меня пригласили пройти медкомиссию. На обследование собрались толпы женшин, но никто из нас не знал, зачем мы здесь», — вспоминает ведущий научный сотрудник Института медико-биологических проблем (ИМБП) Елена Доброквашина.
    Женщинам не объяснили, зачем их подвергают различным медицинским тестам, почему столь большое внимание уделялось «моральному облику» — в частности, им запрещалось появляться в ресторанах, где могли оказаться иностранцы. Не сказали, почему не разрешалось иметь детей и делать аборты.
    Лишь тем, кто прошел жесткий отбор до конца, объяснили: столь строгая конспирация связана с работой в космосе. И многие кандидатки решили бросить свою прежнюю работу, чтобы вплотную заняться новой, даже не задаваясь вопросом: «А почему, собственно, все это — тайна?» Значит, так надо, полагали советские люди. И добровольно шли на изрядные жертвы.
    Скажем, та же Доброквашина, будучи практикующим врачом, собиралась писать докторскую диссертацию. Но решила бросить все и рискнуть. «У меня всегда в характере была авантюрная жилка», — говорит она.
    Впрочем, желание претенденток полететь в космос, отменное здоровье и высшее образование оказались вовсе не главным в отборе будущих космонавтов. «Основное требование — безупречная анкета», убеждена Доброквашина, которой пришлось пройти десятки собеседований, дать множество расписок и даже пообещать не иметь детей, потому как в любой момент нужно было быть готовой лететь в космос, а дети привязывают к Земле. «Для меня самое сложное оказалось пройти комиссию ЦК партии, где обсуждалось мое персональное дело о разводе», — продолжает Доброквашина, которая к моменту набора в космонавты уже восемь лет была замужем во второй раз.
    Лишь семь женщин (два инженера и пять врачей) были признаны соответствующими критериям. Через пару лет к ним добавились еще три дамы.
    Потом началась собственно подготовка. «Трудным был первый год, когда приходилось заниматься по 14 часов в сутки — масса технических дисциплин, физподготовка, прыжки с парашютом.» — вспоминает Елена Доброквашина. Не просто было смириться и с тем, что «больше не принадлежишь себе». Причем никто никогда не объяснял, почему нужно поступать так, а не иначе — требовалось просто подчиняться.
    Заодно приходилось терпеть и снисхождение коллег-мужчин, которые хотя и были вежливы, но между собой называли женскую группу либо «праздничным набором», либо «подарком съезду». Тем не менее женский полет по политическим соображениям был необходим, и его в 1982 году выполнила Светлана Савицкая. Ее прекрасная работа так всем понравилась, что через два года она полетела опять, после чего был сформирован первый чисто женский экипаж.
    В 1984 году космонавт-исследователь Доброквашина и бортинженер Екатерина Иванова были включены в экипаж, возглавить который должна была уже опытная Светлана Савицкая. Полет намечался на 1985 год. Перед стартом Доброквашина вступила в КПСС, поскольку иначе путь в космос был закрыт, и даже стала депутатом райсовета.
    Но полет так и не состоялся. Сначала на состарившейся к тому времени орбитальной станции «Салют-7» началась череда аварий. Потом случилось ЧП с экипажем Александра Волкова, Владимира Васютина и Виктора Савиных — их досрочно вернули на Землю из-за болезни Васютина. В результате женский полет неоднократно откладывался и в конце концов так и не состоялся. Женский экипаж попросту расформировали.
    В награду женщинам-космонавтам достались только пенсия и фактически сломанная жизнь. «Жизнь была как на собачьей выставке», — вспоминает Доброквашина. А теперь эта еще молодая очаровательная блондинка бесплатно ездит на городском транспорте по пенсионному удостоверению, чем вызывает недовольство контролеров.
    Но самое обидное даже не это. После того как в 1994 году всех женщин-космонавтов заставили уйти на пенсию, через несколько месяцев набрали новых кандидаток на полет — Елену Кондакову и Надежду Кужельную. Первая уже дважды слетала в космос, вторая готовится к экспедиции на будущую международную космическую станцию. Неужто нельзя было послать кого-то из уже подготовленных кандидаток?..
    Дальнейшая судьба женщин-космонавтов складывается по-разному. Большинство из них не работают — нет ни здоровья, ни желания — и живут на пенсию. А вот Елена Доброквашина, ее подруга и коллега Лариса Пожарская «остались в строю». Они занимаются в ИМБП медицинским отбором космонавтов и начали собственное дело, открыв маленькую частную клинику, в названии которой «Елена Спейс» воплотили свои «звездные» мечты.
    Лариса Пожарская, будучи уже на пенсии, всетаки родила дочь. И не будет возражать, если та захочет стать космонавтом. «Может быть, ей повезет больше, чем мне», — говорит она.

<< назад || далее >>

 

ГРАВИТАЦИЯ
 

Ньютон и его предшественники
Специальная теория относительности
Теория относительности и гравитация
Относительность свободного падения
Тяготение во времени и пространстве



Рекомендуем прочитать

Венера родная сестра Земли. >>> Обнаруженная учеными вулканическая активность Венеры, по мнению самих ученых, вероятнее всего свидетельствует о сходстве с нашей планетой. Данное исследование проводилось группой американских ученых в Лаборатории реактивного движения  NASA с помощью космического аппарата «Венера – экспресс», который с весны 2006 года является искусственным спутником Венеры.

Гигантский вихрь на южном полюсе Нептуна >>> Исследования и наблюдения американских ученых – астрономов за планетой солнечной системы Нептун зарегистрировали скопление облаков у южного полюса этой планеты. По мнению ученых, это скопление облаков может свидетельствовать о существовании вихря, сильной мощности и масштабности в этом районе Нептуна.
 

 

/
Сайт по космосу. Дизайн soz/