s



главная :: новости :: история космонавтики :: астрономия
поиск по сайту
.
история
космонавтики

Первый Советский космонавт
Космонавты побывавшие в космосе
Астрономия Древней Греции
Космодром Байканур
Начало космической эры
Космическая техника СССР
Федерация Космонавтики - "Cтраницы история"

ХРОНИКА ОСВОЕНИЯ КОСМОСА
1920 1930 1940 1950
1960 1970 1980 1990
2000      
АСТРОНОМИЯ
ВСЕЛЕННАЯ
  Возникновение Вселенной
Познание Вселенной - цель разумной деятельности человека.
Большой взрыв. Рождение вселенной.
Звезды - далекие солнца.
«Биографии» звезд
Катастрофы Вселенной. Взрывающиеся звезды
Нужна ли генеральная уборка Вселенной?
СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА
  СОЛНЦЕ
Меркурий (58 млн.км)
Венера (108 млн.км)
Земля (150 млн.км)
Марс (228 млн.км)
Пояс астероидов (420млн.км)
Юпитер (778 млн.км)
Сатурн (1427 млн.км)
Уран (2586 млн.км)
Нептун (4498 млн.км)
Плутон (5912 млн.км)
ГАЛАКТИКИ
  Наша галактика. Млечный Путь
Гигантские звездные системы
Многообразный мир галактик.
Магеллановы Облака.
Метагалактика
статьи
связанные с космосом

Гравитация
Двойные звезды

КНИГИ
Тайны МАРСА
История заката двух миров
ТАЙНЫ И ЗАГАДКИ

Тайны космоса XX век. Хроника необъяснимого

   ВСЕЛЕННАЯ ЗАДАЕТ ЗАГАДКИ
 Завод звезд
 
Пропасти космоса
 ПРОИСШЕСТВИЯ В МИРЕ ЗВЕЗД
 Молекулы в космосе
 ЧТО СЛЫШНО? 
 Как «запрягают» телескопы
 Планеты у чужих солнц
 Отзовись, Вселенная!
 ПУТЕШЕСТВИЯ ТАЯТ ОПАСНОСТИ 
 На ракете или под парусом?
 Реквием по теории
 Погода в космосе
 Компьютер вместо звездолета
 СЕКРЕТЫ СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ
 Вселенские убийцы
 Астроблемы создают проблемы

 По метеоритам — пли!
 Воздушная тревога?
 Прилетали к нам волшебники?
 Клады в космосе
 ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ПЛАНЕТ
 Фантастика и математика
 Одиссея Луны
 ГДЕ ВОДА, ТАМ И ЖИЗНЬ?
 Путешествие по планетам
 Вижу жизнь на луне Юпитера!
 Большая прогулка
 МАРСИАНСКИЕ ХРОНИКИ
 Этапы большого пути
 Откуда мы родом?
 Так есть ди жизнь на Марсе?
 Одиссея продолжается...
 Можно ли там жить?
 Планета загадок
 ВОКРУГ ЗЕМЛИ
 Пресса создает шум
 Сказки о Луне
 Секс на «летающей тарелке»
 ПО СЛУХАМ И ДОСТОВЕРНО...
 Тайные катастрофы
 Первые полеты
 Так были ль американцы на Луне?
 Эпопея «Мира»
 КАТАСТРОФЫ ЗАВИСЯТ ОТ ЗВЕЗД?
 Незаконная дочь астрономии
 Еще о Ностродамусе
 Пророки за компьютерами
 Что рассказал «черный ящик»
 Когда пророчества сбываются
 СКВОЗЬ ПРИЗМУ БИБЛИИ
 Ковчег праведника, Вселенский потоп и Луна
 Корабли пророка
 Что стоит за Апокалипсисом?!
ТАЙНЫ ЛУННОЙ ГОНКИ
СССР И США: СОТРУДНИЧЕСТВО В КОСМОСЕ
   НАПЕРЕГОНКИ ИЛИ РУКА ОБ РУКУ?
 Период Дуайта Эйзенхауэра — Никиты Хрущева (конец 1950-х — 1964 г.)
 Отступление первое: Вернер фон Браун
 Отступление второе: люди в «железных масках»
 Академия наук (АН) СССР и советская научно-техническая элита
 Роль Королева
 Отступление третье: как формировался экипаж «Восхода»
 Отступление четвертое: так была ли «гонка за датами»?
 Американские ученые и спутник
 Оппозиция в США сотрудничеству с Советским Союзом
 Советский и американский спутники: некоторые тайны рождения
 Зачем Соединенным Штатам нужно было сотрудничество с СССР?
 Реакция СССР на предложение США
 Первые шаги к сотрудничеству
 Специальный (Ad Нос) комитет по использованию космического пространства в мирных целях
 Постоянный комитет по использованию космического пространства в мирных целях
 Соединенные Штаты проявляют настойчивость
 Попытка прорыва (Хрущев — Кеннеди)
 Приоритет — сотрудничеству
 Кеннеди отстаивает идею сотрудничества
 Отступление пятое: Джеймс Уэбб
 Решение о пилотируемом полете на Луну
 И вновь «всемирный» подход...
 Хрущев проявляет гибкость
 Переговоры Благонравова и Драйдена
 В поиске выхода из тупика
 Встреча в Белом доме, или для чего Кеннеди понадобился «Аполлон»?
 Прелюдия к предложению в ООН
 От Карибского кризиса — к «справедливому и настоящему миру»

 Лунная программа подвергнута критике
 Отступление шестое: конец «медового месяца» лунной программы
 СССР выходит из «лунной гонки»?
 Подготовка к выступлению в ООН
 НАСА — «за» или «против»?
 Почему ООН?
 Реакция в США на предложение Кеннеди
 Но был ли у сотрудничества шанс?
 «ЗАСТОЙ»
 Периоды Никиты Хрущева-Линдона Джонсона и Леонида Брежнева-Линдона Джонсона (середина — конец 1960-х гг.)
 Последствия доклада НАСА
 НАСА — АН СССР: надежды и разочарования
 Политические перемены на Земле и в космосе
 Соглашения в рамках ООН: свет в конце тоннеля или тупика?
 Международное сотрудничество в космосе или поиск союзников в космическом «противоборстве»?
 ОТ «ЛУННОЙ ГОНКИ» К «РУКОПОЖАТИЮ В КОСМОСЕ» (конец 1960-х — начало 1970-х гг.)
 Разрядка
 Окончание «лунной гонки»
 Отступление седьмое: почему СССР проиграл «лунную гонку»?
 Космическая программа США «теряет обороты»
 Позиция Никсона
 Космическая отрасль США: из кризиса «под руку» с СССР?
 Станция под вопросом
 СССР: сближаться или нет?
 Совпадение профессиональных интересов



ЧЕТЫРЕ КЛЮЧА К КОСМОЛОГИИ 
ПЛАН ВСЕЛЕННОЙ 
Большие структуры 
Горячая или холодная 
Ясной ночью… 
Мощь спектра мощности 
Исследования крупномасштабной структуры 
ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ВСЕЛЕННЫЕ 
Уровень 1 За нашим космическим горизонтом 
Уровень 2 Другие постинфляционные домены 
Уровень 3 Квантовое множество вселенных 
Уровень 4 Другие математические структуры 
Что говорил Оккам? 
МИФ О НАЧАЛЕ ВРЕМЕН 
Странное совпадение 
Эволюция революции 
Связывание свободных концов 
Приручение бесконечности 
Соударение мембран 
КОСМИЧЕСКАЯ СИМФОНИЯ 
Поиск начал 
Поразительное созвучие 
Еще не вечер 
ОТ ЗАМЕДЛЕНИЯ К УСКОРЕНИЮ
Битва титанов 
Охота за сверхновыми 
Наша космическая судьба 
КОСМИЧЕСКАЯ ЗАГАДКА 
Рождение постоянной 
Энергия пустоты 
Шаг назад 
Мир суперсимметрии 
Геометрия и конечная судьба Вселенной 
КТО НАРУШИЛ ЗАКОН ТЯГОТЕНИЯ 
Квинтэссенция из ничего 
Пожизненное заключение 
Физика на мембране 
Искривление мембраны 
Нарушители законов 
обслуживание регуляторов apeks и AquaLung .



«ЗАСТОЙ»

НАСА — АН СССР: надежды и разочарования

    Неутомимый Драйден попытался вдохнуть «новую жизнь» в отношения между НАСА и советской Академией наук. 26 марта 1964 г. он отправил письмо Благонравову с предложением встретиться в мае того же года в ходе заседания в рамках Научно-технического подкомитета Комитета ООН по космосу. Заместитель главы агентства отметил в своем послании, что США были бы заинтересованы в более быстром наполнении советско-американского сотрудничества в космосе реальным содержанием. Особое внимание Драйден уделил возможности координированных запусков экспериментальных метеорологических спутников, а также окончательному согласованию технических деталей для обмена метеорологическими данными, полученными при помощи спутников.
    Оценив результаты встречи в Женеве, американская сторона буквально «воспряла духом». И не без основания. Во-первых, за несколько месяцев до этого взаимодействие в космосе между двумя странами наконец-то принесло первые реальные плоды. Напомню, что согласно «Двустороннему соглашению о сотрудничестве в космосе от 8 июня 1962 г.» и последовавшему за ним «Первому меморандуму о взаимопонимании от 20 марта и 24 мая 1963 г.» СССР и США должны были проводить совместные наблюдения и эксперименты с использованием американского метеорологического и связного спутника «Эхо II». Советская сторона отказалась поделиться с американской результатами радиолокационных наблюдений за процессом надувки спутника (представлявшего из себя, по сути, огромный воздушный шар), а также согласилась только получать, но не посылать радиосигналы, связанные с проведением экспериментов и испытаний. Мало кто из американских специалистов, столкнувшись с подобной неуступчивостью, верил, что из совместной работы в рамках «Эхо II» может что-нибудь получиться. Однако после того, как спутник отправился на орбиту 25 января 1964 г., они были приятно удивлены. Советские ученые не только провели оптические наблюдения процесса надувки спутника и передали полученные данные коллегам из США, но также предоставили в их распоряжение записи радиосигналов, полученные из обсерватории «Джодрел Бэнк» через «Эхо II». Несмотря на то, что связь, как отметил Драйден после завершения эксперимента, «осуществлялась только в одном направлении вместо двух и на менее интересных частотах, чем мы бы хотели, а ее прием был ограничен техническими возможностями наземных принимающих станций», «это было полезное упражнение по организации совместной работы с Советским Союзом».
    Как видно, встреча в Женеве проходила на весьма обнадеживающем фоне, но и результаты также давали повод для оптимизма. Советские специалисты дали понять, что запустят свой первый метеорологический спутник до конца 1964 г. и вообще проявили значительную заинтересованность в установлении так называемой холодной линии между Москвой и Вашингтоном. Эта линия представляла из себя канал связи передачи данных о погоде. Представители СССР и США договорились также о стоимости этого канала и о его управлении. Кроме того, советские эксперты намекнули на возможность по-новому взглянуть на проблемы, которые мешали выполнению советско-американских договоренностей о сотрудничестве в области геомагнитных исследований
    Однако наибольшим подарком американской стороне со стороны советской была инициатива последней включить в сферу двустороннего сотрудничества космические биологию и медицину. По мнению Драйдена, такого рода взаимодействие способствовало бы «достижению цели, поставленной президентом», а именно — двигаться к партнерству в области космических полетов[433]. Все договоренности, достигнутые в ходе женевской встречи, были отражены во «Втором меморандуме о взаимопонимании» от 5 ноября 1964 г., который был представлен на рассмотрение правительств двух стран.
    Возвращаясь к новому предложению от советской делегации в столице Швейцарии, нельзя исключить, что оно было каким-то образом связано с образованием в 1963 г. в Москве Института медико-биологических проблем (ИМБП) — ведущего научно-исследовательского учреждения Советского Союза в данной сфере биологии и медицины. Создание подобной организации, безусловно, придало импульс развитию науки о воздействии факторов космического полета на живые организмы, что, в свою очередь, не могло не повысить интерес советских специалистов в этой области естествознания к сотрудничеству с американскими коллегами.
    Подобная инициатива быстро привела к заключению предварительного соглашения о совместной подготовке публикации, освещающей эксперименты и накопленный опыт в рамках тем, которые еще предстояло установить. Однако разница в понимании исследователями СССР и США того, как этот проект должен быть осуществлен, не позволила ему увидеть свет. Заокеанские эксперты предложили, чтобы каждая тема освещалась одновременно советским и американским авторами. Они написали бы статьи, которые затем были бы напечатаны в сборнике «бок о бок». Далее сборник предполагалось опубликовать как на русском, так и на английском языках[434]. Это, по мнению американских исследователей, позволило бы провести сравнительный анализ работ каждой стороны в соответствующей сфере и таким образом взаимообогатить специалистов Советского Союза и Соединенных Штатов высшими достижениями друг друга. Драйден быстро проинформировал Благонравова, что с учетом очень незначительной редакторской правки «Второй меморандум» вполне удовлетворял США.
    Ученые из СССР предложили иной подход, довольно сильно отличающийся от американского. По мнению Благонравова, освещение одной и той же темы как советскими, так и американскими исследователями привело бы к ненужному дублированию усилий. Он полагал, что специальная редколлегия, состоящая, из представителей Советского Союза и США, должна выбрать «наиболее выдающихся» исследователей в данной конкретной области космической биологии и медицины, либо из числа американских, либо советских экспертов, и поручить им написание соответствующих разделов. Интересно, что, по мнению Анатолия Аркадьевича, в исключительных случаях подготовка какого-либо раздела могла быть поручена представителю третьей страны. Но в любом случае, полагал Благонравов, каждая из основных статей должна сопровождаться небольшими комментариями представителей третьих стран, в которых они высказывали бы как собственные взгляды по освещенной проблеме, так и критиковали бы главных авторов сборника.
    Подобное видение совместной работы не нашло понимания у американцев. Они полагали, что построенное таким образом сотрудничество не даст истинной картины достижений в той или иной сфере медико-биологических исследований, ибо «каждый из авторов [освещающих данную сферу] будет в основном не осведомлен о работах [ проводящихся в данной сфере] за пределами своей страны». Драйден предложил Благонравову обсудить этот вопрос в ходе заседания Комитета ООН по космосу в Нью- Йорке в октябре 1964 г.[437] Анатолий Аркадьевич в принципе согласился, но при этом четко дал понять, что никаких изменений в позиции советской стороны в этом вопросе ждать не приходится[438]. Встреча в Нью-Йорке, как и следовало ожидать, не смогла разрешить возникшие противоречия, и в результате «Второй меморандум о взаимопонимании» был ратифицирован 5 ноября 1964 г. без упоминания о каком-либо взаимодействии в области космических биологии и медицины.
    Впрочем, вопрос этот не заглох окончательно. 8 октября 1965 г. было достигнуто соглашение об учреждении совместной редколлегии, правда для того лишь, чтобы выработать базовые принципы для публикации сборника.
    Что же касается «Второго меморандума», то его осуществление «забуксовало» так же, как и реализация предшествующих подобных договоренностей между двумя странами. Да и без медико-биологического компонента меморандум этот представлял собой, по большому счету, не более чем подтверждение благих намерений, отраженных в предыдущих соглашениях. Ни в рамках «Эхо II», ни «холодной линии», ни в области геомагнитных исследований, какого-либо прогресса в направлении объединения и координации совместных усилий достигнуто не было. Не проявила советская сторона интереса и к расширению сотрудничества на прочие сферы космической деятельности. А предложение американцев обменяться визитами специалистов на НИПы, отслеживающие полеты аппаратов к другим планетам Солнечной системы, равно как и предоставить друг другу на взаимной основе научные данные, полученные с автоматов СССР и США, отправленных к тому времени к Марсу, было встречено молчанием их коллег из Советского Союза.
    Интересно, что Уэбб, видимо от «безысходности», рекомендовал даже Джонсону отступить от рекомендованной самим Уэббом политики в отношении СССР, а именно — не вмешиваться в «космические отношения» между двумя странами, предоставив их выстраивание НАСА и АН СССР. Глава агентства попросил президента в декабре 1964 г. обдумать вариант «о доведении через соответствующие каналы до высшего советского руководства нашего неудовлетворения медленным и ограниченным прогрессом [в области развития сотрудничества в космосе] к настоящему времени»[441]. Подводя итог почти трехлетнего советско-американского взаимодействия (а точнее — его попыток) в космосе, Драйден отметил:
    «К сожалению, наши отношения с Советским Союзом не укладываются в привычную схему. Они скованы отсутствием стремления Советов вести содержательные переговоры по будущим направлениям космической деятельности, а также их нежеланием согласиться [о совместной работе] по конкретным проектам. Опыт учит нас, что Советы предпочитают дискуссии и соглашения общего характера, которые, с одной стороны, не накладывают на них обязательств вдаваться в детали, а с другой — позволяют получать дивиденды за международное сотрудничество, при этом не наполненное реальным содержанием».
    Примерно в таких же тонах обрисовал состояние советско-американских космических отношений и глава НАСА Уэбб в ходе слушаний в палате депутатов 6 апреля 1965 г.:
    «Очевидным фактом является то, что Советы всегда предпочитали соперничать, а не сотрудничать в данной области. Мы стремились к сотрудничеству, а они — нет.
    Они ответили на некоторые наши инициативы в тех сферах, где сотрудничество носило бы взаимовыгодный характер. Однако, что касается более широкого фронта для взаимодействия в данной области, то в ней, как и во многих других, они выступали в качестве конкурентов, ищущих средства получить над нами власть, а также способствовать реализации своего стремления к мировому господству. Они отнюдь не намеревались объединить с нами усилия в совместном освоении этой новой среды.» Далее Уэбб упомянул о «холодной линии», в частности о том, что Советскому Союзу еще предстояло выполнить свою часть соглашения, состоявшую в запуске метеоспутника и предоставлении США снимков, полученных с его помощью].
    Обратим внимание на один интересный момент: Уэбб как бы делает противопоставление — советская сторона положительно восприняла те американские инициативы, в которых речь шла о взаимовыгодном сотрудничестве , но не согласна пойти на «более широкий фронт для взаимодействия». Что это — оговорка или невольное признание того, что данный фронт уже не предполагал равного получения выгод от совместной работы?
    Несмотря на разочарование в Соединенных Штатах по поводу более чем прохладной реакции Советского Союза на предложения о сотрудничестве в космосе, в Вашингтоне решили не отступать. В письме к Благонравову от 5 марта 1965 г. Драйден выразил удовлетворение по поводу открытия «холодной линии» и выразил надежду, что ему и его советскому коллеге «удастся ускорить процесс развития и расширения» двустороннего партнерства[444]. Так, американская сторона, в частности, предложила сотрудничество в области борьбы с загрязнением окружающей среды, использование советского спутника «Молния-1» для проведения совместных экспериментов, а также отправку исследовательских аппаратов к Марсу и другим планетам Солнечной системы. Однако из Москвы не последовало никакой реакции на эти инициативы. Более того, Благонравов дал понять, что Советский Союз вообще намерен свести к минимуму контакты с США в области исследования и освоения космического пространства.


ГРАВИТАЦИЯ
 

Ньютон и его предшественники
Специальная теория относительности
Теория относительности и гравитация
Относительность свободного падения
Тяготение во времени и пространстве



Рекомендуем прочитать

Венера родная сестра Земли. >>> Обнаруженная учеными вулканическая активность Венеры, по мнению самих ученых, вероятнее всего свидетельствует о сходстве с нашей планетой. Данное исследование проводилось группой американских ученых в Лаборатории реактивного движения  NASA с помощью космического аппарата «Венера – экспресс», который с весны 2006 года является искусственным спутником Венеры.

Гигантский вихрь на южном полюсе Нептуна >>> Исследования и наблюдения американских ученых – астрономов за планетой солнечной системы Нептун зарегистрировали скопление облаков у южного полюса этой планеты. По мнению ученых, это скопление облаков может свидетельствовать о существовании вихря, сильной мощности и масштабности в этом районе Нептуна.
 

 

/
Сайт по космосу. Дизайн soz/